Губернатор и председатель правительства Севастополя Сергей Меняйло против Конституции РФ и Президента РФ В.В.Путина?

Дата: 8 Август 2015 Рубрика: Основная рубрика Комментарии: Нет комментариев
Есть такая поговорка: «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Перефразируя эту поговорку можно сказать: «В Киеве чудит Кличко, — а в Севастополе Меняйло».
Что Кличко, что Меняйло демонстрируют то, что, по мнению В.Переверзева характеризует значение выражения «в огороде бузина, а в Киеве дядька», а именно: «невежество, глупость и пустомыслие мелкопоместных существователей находят свое выражение в высказывании всевозможных нелепых гипотез, в выставлении невероятных доводов для доказательства своих мыслей» (http://newslab.ru/article/350009).
После просмотра видеороликов зафиксировавших беспредельный наезд Меняйло на работников Херсонесского музея, возникает желание (как у любителей в клиническом случае с Кличко) растащить на цитаты истерию Меняйло и прокомментировать каждую цитату в отдельности (что будет сделано позже).
В Севастополе и так уже много говорилось о некомпетентности и вредности управления Меняйло, но своим решением о назначении далёкого от науки, безграмотного в необходимой области знаний священника, на должность директора мирового научного центра каким является Херсонесский музей, Меняйло превзошёл сам себя, повысил градус ненависти к нему (полагаю большинства) Севастопольцев и социальную напряжённость в городе.
О некомпетентном кадровом решении Меняйло в отношении херсонесского музея не написал и не высказал мнение разве что ленивый (даны ссылки). Чтобы не повторяться мы затронем правовую сторону вопроса, о которой ничего не в статьях не обнаружено.
Мы поставим вопрос о подрывной деятельности Меняйло, направленной против основ государственного устройства — против Конституции России, а именно: в грубейшем нарушении ч.2 ст.14 Конституции, в которой сказано:
1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Таким образом, решение Меняйло выходит за рамки его полномочий и принято за пределами полномочий, с превышением, то есть никак не связано с исполнением Меняйло своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, а содержит признаки состава преступления.
Своим решением Меняйло подорвал авторитет органов государственной власти России, что является общественно опасным деянием.
Помимо этого, Меняйло совершил свои действия публично, в присутствии научных работников Музея, оскорбив их своим хамским поведением, криками, требованиями вытащить руки из карманов и упрёками, что они не так одеты как ему хочется.
Меняйло даже не обратил внимание на поведение назначенного им священника, который в процессе съёмки ведёт себя очень странно и даже подозрительно, когда видишь, как священник часто делает некие взмахи руками и закатывает глаза вверх, что должно стать предметом исследования психиатров. Особенно вызывает сомнение в адекватности священника то, что он, не имея необходимого уровня образования, стажа работы, тем не менее «ничтоже сумнящеся» взялся возглавить научный коллектив, имея из светского образования только медучилище (попросту медбрат). В духовных учреждениях, которые закончил это священник не учат азам археологии и не посылают на полевые работы для археологических раскопок, а истории учат в объёме религий (да и то умалчивают о том, что молитва «Отче наш» (евангелие от Матфея 6:7), которую дал Иисус, обращена к Богу Яхве, о котором Иисус говорил как о своём отце).
К примеру, автор этой статьи закончил педвуз по специальности «история и обществоведение» и написал ряд научных работ, сделав открытия по истории Руси в за 300 лет периода монголо-татарского нашествия на Русь и исследования проводил 3 года), а также закончил юридический вуз по специальности «правоведение», но, даже при наличии специальных базовых знаний автор этой статьи никогда бы не осмелился возглавить научный коллектив с ведущими специалистами. Точнее, наличие специальных знаний позволяют автору реально оценить свой уровень и не лезть в руководители в такие специфические отрасли, где люди являются специалистами лучше него.
Пример священника только доказывает выводы психиатров и психологов, что некомпетентные люди не могут правильно оценить свой уровень и чаще лезут в начальники туда, где совсем ничего не понимают, но могут, что — то своровать (например, ту же землю, то есть с целью выгоды для себя лично и навредить государству и другим людям).
Также и Меняйло находясь на должность губернатора и председателя Правительства Севастополя не смог осознать перед какими людьми он стоит и оскорбил их как своим назначением над ними безграмотного священника, так и своим хамским поведением.
Особенно умилило публичное утверждение Меняйло перед учёными о том: что цитируем: «церковь испокон веков занималась наукой», что вызвало смех у учёных. В связи с таким заявлением хочется спросить Меняйло: Серёга (не обижайся на Серёгу и на «ты» я с тебя пример беру: ты с учёными на ты переходил и не церемонился с ними, а я не хуже тебя). Так, Серёга, ты, собственно, где учился? Откуда ты взял, что церковь занималась наукой? Уточняем: светской наукой. Откуда у тебя такие познания? Ты только на год младше Новикова В.В. и учился по тем же школьным программам, что и Новиков В.В., но Новиков В.В. в отличие от тебя имеет специальные знания по истории и помимо программного вузовского материала уже с 1996 года самостоятельно изучал и продолжает изучать вопросы, связанные с религиями и верованиями. Что ты вообще понимаешь в исторической и археологической науках? Ты вообще, куда полез то? Тебе дел в городе мало, что ты ещё и наукой собрался руководить?
Меняйло, запомни: христианская церковь испокон веков занималась богословскими науками, связанными с обоснованием религии, но никак не светскими. Только инквизиция занималась изучением возможностей человека выдерживать изощрённые пытки, но непонятно можно ли это отнести к медицинской науке? Что ты Меняйло подразумевал, утверждая о научной деятельности церкви, тем более, как ты заявил «испокон веков». Уточни: «испокон каких веков»? Это с какого времени церковь занималась изучением наук? Давай так договоримся: Не ответишь на вопрос, уволишься по собственному желанию с должности губернатора и председателя правительства (ибо ты и так уже надоел всем нормальным жителям Севастополя. За полтора года ты умудрился навредить многим севастопольцам). Можешь взять подсказку у своего «учёного» протеже — священника. Вдвоём может, что-то и придумаете.
Говоря о правовой стороне вопроса, следует указать, что уволив безосновательно директора Калугина по причине: «потому что имею право» как работодатель Меняйло грубо нарушил трудовой Кодекс РФ, что преследуется по закону (Ау, прокуратура, есть работа для вас) так как нет такого основания для увольнения как: «мне так захотелось». Хотеть ты, Меняйло будешь у себя в квартире, а на государственной должности, за зарплату из бюджета государства за деньги налогоплательщиков, ты обязан соблюдать закон и права других граждан – работников и не орать на них. Тем более на учёных – не дорос ещё до их уровня.
Назначив священника директором светского учреждения Меняйло грубо нарушил ст.14 Конституции, согласно которой церковь отделена от государства и, следовательно, недопустимо назначать на руководящую должность светского учреждения действующего священнослужителя и платить ему зарплату из бюджета государства при том, что религиозные учреждения существенно освобождены от налогового бремени и имеют льготы. Таким образом, занятие священником должности в светском учреждении и получение зарплаты от государства — это, нонсенс и что называется «попытка усидеть одной жопой (пардон за мой французский) на двух стульях». Если и дальше идти путём, указанным Меняйло, то следует согласиться, что завтра можно дойти до абсурда и патриарха Кирилла выдвинуть на пост Президента РФ, что, согласитесь, невозможно. Но, как видно Меняйло радикал и его не особо волнуют Конституция, Законы и граждане РФ, а для Меняйло куда важнее его капризы.
Таким образом, своими действиями и решениями Меняйло превысил свои полномочия, что является составом уголовного преступления и действия, и решения Меняйло по увольнению Калугина, и назначению священника подлежат проверке со стороны прокуратуры и СКР о чём собственно здесь заявляется.
Прокуратуре следует обратиться в Конституционный суд РФ по разъяснению применения ст.14 Конституции для данного случая (https://www.youtube.com/watch?v=iLNBLzMkzbI), а также проверить на соответствие закону увольнение Калугина, который проработал на должности несколько месяцев, ничего не нарушал, не распаёвывал земли музея и на него не заведено уголовного дела. В этой связи публичная истерика Меняйло о том, что предыдущее руководство разворовало земли заповедника и (поэтому что ли?) он уволил Калугина и назначил священника директором — характеризует Меняйло как подлого гражданина, который «с больной головы валит на здоровую».
Своим решением Меняйло уронил авторитет власти России что называется «ниже плинтуса» и весь научный мир России просто возмущён его поступком и, что называется, «плюётся» на Меняйло. Кроме того, как выяснилось, Меняйло попросту лгал, когда на камеру утверждал, что его решения согласованы на уровне Минкультуры РФ и с патриархом всея Руси Кириллом. И там и там открещиваются от слов Меняйло о якобы имевшем место согласовании и говорят, что никто ничего не согласовывал. Так что же получается: городом Севастополем руководит лжец Меняйло?
Более того, требуя от других подчинения и чтобы перед ним вытаскивали руки из карманов, Меняйло сам обязан объяснить своё прямое неподчинение распоряжением Президента России Путина В.В., который ещё в прошлом году принял решение включить памятники и территории национального заповедника «Херсонес Таврический» в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации, принять национальный заповедник в федеральное ведение и включить его в список особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации». То есть, руководство Херсонеса уже как год не должно подчиняться Меняйло.
Тогда почему, по какому основанию Меняйло до настоящего времени саботирует решения Президента Путина В.В. высказывая неуважение лично Президенту РФ и гражданам голосовавшим за Путина В.В.? Ничего случайно не попутал Меняйло или он спутал те времена, когда он сам по его словам в ранге кап.- лейтенанта подчинялся майору и возомнил, что он (Меняйло) будучи всего — навсего губернатором может командовать Президентом РФ Путиным В.В. и может игнорировать (не исполнять) решения Президента РФ.
Так что к нарушению Конституции (подрыву конституционного строя) примешивается ещё и местничество, сепаратизм, стремление отделить себя (Меняйло) и Севастополь (как свою вотчину) от России, чем обязано заняться ФСБ и на расследовании ФСБ таких действий Меняйло мы настаиваем.
Что примечательно, Меняйло, в случае с херсонесским музеем лично осуществил наезд на работников музея чем показал, что он (Меняйло) попросту беспредельщик. Если сравнивать, то в 90-е годы бандиты себе такого беспредела не позволяли и сами боролись с беспределом. Так сможет ли государство и граждане РФ дать отпор беспределу Меняйло?
От прокуратуры требуется проверить действия и решения Меняйло на предмет их соответствия Конституции и законам РФ, а также проверить наличие (отсутствие) якобы согласований Минкультуры и патриарха Кирилла (письменных согласований естественно, так как «слова к делу не пришьёшь») в данном конкретном случае кадровых перестановок в светском учреждении – музее и внести протесты, а также обжаловать в суде действия и решения Меняйло по увольнению Калугина и назначению священника директором. Непонятно почему прокуратура молчит? Может в сговоре с Меняйло? Может хотят «откусить» от земель Херсонеса?
Вот что уже написано по фактам незаконных действий и решений Меняйло с назначениями в херсонесском музее:
Взгляд
Президент России Владимир Путин дал распоряжение ускорить передачу заповедника «Херсонес Таврический» в федеральное ведение, сообщил советник главы государства по культуре Владимир Толстой.
Он уточнил, что предполагаемый срок, к которому должна произойти передача, это 1 сентября.
В пресс-службе Кремля в свою очередь сообщили, что Путин «принял решение включить памятники и территории национального заповедника «Херсонес Таврический» в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации, принять национальный заповедник в федеральное ведение и включить его в список особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации».
Напомним, решением губернатора Севастополя Сергея Меняйло руководителем заповедника был назначен протоиерей Сергей Халюта. По словам Меняйло, решение было согласовано с Минкультуры и патриархом Московским и всея Руси Кириллом.
Однако в четверг советник президента России по культуре Владимир Толстой заявлял, что власти Севастополя поспешили, назначив Халюту директором заповедника «Херсонес Таврический». По его словам, «согласования с министерством культуры как такового не было, было уведомительное сообщение о факте назначения». В Минкультуры также заявили, что подобные кадровые решения — это дело не министерства культуры, а местных властей.
Национальный заповедник «Херсонес Таврический» является крупным музейным и научно-исследовательским учреждением. В его состав входит древнее городище, участки уникальной сельскохозяйственной округи, так называемой «хоры», а также средневековые крепости Чембало и Каламита. В 2013 году объект «Древний город Херсонес Таврический и его хора» был внесен в список культурного наследия ЮНЕСКО.
В июне на бывших руководителей заповедника «Херсонес Таврический» завели дело в связи с отчуждением земель заповедника в частную собственность.
Вести
«Это дает самый высокий статус охраны и самый высокий статус значимости в нашей стране.
Поручение подобного рода уже давалось президентом после встречи с деятелями культуры в 2014 году. Оно до сих пор не было выполнено, и это потребовало нового вмешательства главы государства.
Это означает, что в ближайшее время эти процедуры должны быть ускорены и решены.
Передача музея-заповедника в федеральное ведение означает и то, что руководство музеем будет назначаться на федеральном уровне. В любом случае это должен быть человек с высшим образованием, с профессиональным стажем работы в музее в сфере охраны памятников», — прокомментировал поручение советник Президента Владимир Толстой.
NewsRbk.ru Новости.
Чалый предложил отменить назначение священника главой
Россия
08:51, 31 июля 2015
Медведь на воеводстве
Губернатор Меняйло сменил директора «Херсонеса» с ученого на священника
Прошло всего полгода с того момента, как власти Севастополя попытались подмять под себя национальный заповедник «Херсонес Таврический». И вот адмирал-губернатор Сергей Меняйло предпринял новую попытку — на сей раз в союзе с представителями православной церкви. На пост директора вместо ученого Андрея Кулагина руководитель города назначил благочинного севастопольского округа Сергия Халюту.
Еще месяц назад ситуация виделась иначе. С идеей губернатора об «объединенном музее» в Москве не согласились. «Лента.ру» писала об этом. Заповедник «Херсонес» как уникальный археологический памятник, входящий в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО, приказали оставить в покое и даже запустили процесс перехода в федеральное подчинение, на что было специальное поручение президента страны.
После зимних пертурбаций наступила пора если не полного спокойствия, то взвешенного оптимизма. Жить было тяжело материально — сейчас средняя зарплата сотрудников составляет от 6 до 12 тысяч в месяц, но перспектива грядущего перехода на новый уровень согревала. Добавляло позитива и то, что новым директором стал Андрей Кулагин, ранее возглавлявший отдел подводных исследований музея. Свой, разбирающийся в проблемах, перспективный и вроде бы имеющий поддержку в городе: отец и дед были заметными и уважаемыми в Севастополе людьми.
Плитка раздора
Ситуация взорвалась неожиданно. Несколько недель назад губернатор заехал в Херсонес к настоятелю Владимирского собора отцу Сергию. Побеседовав с ним, звонком вызвал руководство музея к собору. Оказалось, что предмет разговора — плитка, точнее, желание настоятеля вымостить ею всю территорию вокруг собора. Возражения музейного руководства о том, что любые работы по закону возможны лишь через публичный тендер и должны быть согласованы с Управлением по охране памятников, а изменение ландшафта памятника ЮНЕСКО и вовсе подлежит особой процедуре, услышаны не были. Более того, губернатор вообще усомнился в том, что «Херсонес» входит в число памятников ЮНЕСКО. Употребляя привычный адмиральский лексикон, Сергей Иванович Меняйло объяснил, что его эта бюрократия не волнует и директор музея должен быть готовым взять на себя ответственность. При этом письменного приказа на работы губернатор не дал. Апелляция руководства музея к министерству культуры не сработала: губернатор немедленно достал телефон, вроде бы набрал номер Владимира Мединского, и министр (по словам Сергея Ивановича) разрешил ему действовать по своему усмотрению.
Однако директор музея проявил твердость, и как только начались земляные работы, написал письмо в Управление охраны объектов культурного наследия. Что и положено по закону. Следующим утром начальник означенного управления Виталий Савинчук и директор музея Кулагин были вызваны на адмиральский ковер. Савинчук на прямое нарушение закона не пошел и тут же написал заявление об уходе. Сейчас он в больнице с сердечным приступом. Директор музея получил письменный приказ, которому вынужден был подчиниться.
Позже, когда выяснились новые факты, удалось приблизительно реконструировать развитие событий. По слухам, гуляющим в городе, представители одного из российских банков, узнав о том, что президент назвал «Херсонес» святыней и «духовными скрепами», решили оказать ему посильную помощь. Пришли банкиры, естественно, к полномочному представителю президента в Крыму Олегу Белавенцеву и попросили его совета. После чего губернатор Меняйло вызвал настоятеля находящегося на территории заповедника Владимирского собора отца Сергия Халюту, с которым его связывают тесные отношения, и представил его как главного тут человека. Вот тогда и возникла идея замостить двор собора ко Дню святого Владимира. Тот факт, что под плиткой оказались трассировки древних памятников и элементы музеефикации, интереса ни у кого не вызвал. Далее представитель президента дал указание губернатору, а тот, взяв под козырек, поехал «строить» музейное начальство.
А потом наступил День памяти святого равноапостольного князя Владимира. Отмечать сей день православная общественность решила концертом звезд эстрады во главе с Ларисой Долиной. Естественно, в празднике участвовали многочисленные церковные иерархи и представители светской власти. Был дан пышный обед, затем публика поехала на концерт в Херсонес. Между делом адмирал-губернатор объявил директору музея Кулагину о том, что он уволен, и завтра сотрудникам музея будет представлен новый руководитель.
Адмирал в посудной лавке
Казалось бы, нельзя увольнять человека только за то, что он отказывается нарушать закон и старается честно выполнять свои обязанности. Но большое удивление вызвало известие о том, что новым директором музея-заповедника будет… настоятель Владимирского собора отец Сергей Халюта.
На следующий день, 29 июля, губернатор лично явился в музей, дабы представить коллективу нового начальника. Около полусотни сотрудников, а также руководители археологических экспедиций, работающие в городе и на хоре Херсонеса, собрались в одном из выставочных залов музея. Адмирала сопровождали помощники, несколько телекамер городских каналов, а также внушительный отряд в рясах. На вопрос о причинах увольнения директора губернатор ответил кратко: «Я так решил, и я имею на это право». Это был единственный аргумент. Зато по адмиральской привычке Сергей Иванович отчитал одного из сотрудников за неподобающую форму: «Я тут перед вами в костюме и галстуке стою, а вы в шортах и руки в карманах!»
О том, что кандидат наук и доктор Сорбонны специально приехал с раскопок, чтобы с ним пообщаться, губернатор не задумывался. И тут же заявил, что «религия испокон веков занималась наукой», вызвав неподдельное изумление у собравшихся специалистов. Ученый секретарь музея зачитала открытое письмо, в котором выражалось возмущение происходящим, но Меняйло это не впечатлило. «Это ваше дело», — бросил он. К просьбам одуматься, поступившим от представителей МГУ и «Эрмитажа», Меняйло тоже остался холоден. Отец Сергий молча потел. В итоге Меняйло, Халюта и их свита покидали зал под скандирование: «Позор! Позор!»
Как будут развиваться события дальше, пока неясно. Губернатор в разговоре с сотрудниками и в официальном интервью сайту правительства Севастополя заявил, что назначение согласовано с министерством культуры и Патриархом всея Руси Кириллом. Сам отец Сергий на прямой вопрос, есть ли у него благословление от Патриарха, ответил, что нет, а пошел он на новую должность «по послушанию». «Это для вас развлечение, а для меня тяжкий крест», — со вздохом изрек отец Сергий. В Министерстве культуры, как оказалось, о переменах в «Херсонесе» тоже не знали. Министр Мединский в отпуске, а исполняющий его обязанности Владимир Аристархов не в курсе событий.
Скрепы и святыни
Есть немало вопросов к квалификации отца Сергия и законности его назначения. Из его биографии известно, что благочинный севастопольского округа в миру окончил медучилище, а позже — негосударственные религиозные учебные заведения: Одесскую духовную семинарию (экстерном) и Московскую духовную Академию (заочно) по специальности «Богословие». То есть высшего светского образования он не имеет.
В «Квалификационных характеристиках должностей работников культуры, искусства и кинематографии» указано, что директор (генеральный директор) обязательно должен иметь высшее профессиональное образование (экономическое, юридическое, культуры и искусства, педагогическое, техническое). В том же документе сказано, что на момент назначения на руководящую должность, у кандидата должен быть стаж работы в музее не менее пяти лет. Понятно, что Халюта стажа не имеет вовсе, как и опыта музейной работы. В таких экстраординарных случаях назначение возможно только по рекомендации аттестационной комиссии, но она не собиралась и не проводилась. Очевидно, что это прямое нарушение закона.
Но и это не главное. Музей-заповедник «Херсонес Таврический» — уникальный памятник мирового значения. Это один из двух археологических объектов на территории России, включенных в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО. Кроме того, это крупнейший научный центр, в котором работают археологи, нумизматы, реставраторы, антропологи, специалисты по палеозоологии и прочая, и прочая. К архивам музея обращаются ученые со всего мира, сюда приезжают археологи со всей России. Сложно представить во главе этого научного и культурного центра бывшего медбрата, а ныне священника.
Кстати, благочинный не собирается оставлять служение и намерен совмещать пост директора и пост настоятеля Владимирского собора. Здесь уже можно говорить о прямом конфликте корпоративного и государственного интересов. Церковь и музей давно спорят о принадлежности земель и зданий заповедника. Понятно, как будут развиваться события дальше, если Халюта останется директором. Херсонес неизбежно прекратит свое существование как научный и культурный центр, сохраняя лишь свое религиозное значение. Его никто не умаляет, но стоит ли идти на подобные жертвы?
Если священник пока уклончиво говорит о перспективах, то Меняйло и не скрывает, что собирается изменить вектор развития «Херсонеса», да еще и ссылается при этом на главу государства: «Президент Российской Федерации Владимир Путин назвал «Херсонес» сакральным местом для народа нашей страны. «Херсонес», откуда пошло Крещение Руси, письменность, объединение славянских племен, должно быть местом поклонным, паломническим».
Наукой губернатор, похоже, решил пренебречь. Непонятно, по каким причинам Меняйло по своему усмотрению начал распоряжаться судьбой памятника и научного центра мирового значения. Формально музей все еще в ведении города (процесс передачи в федеральное подчинение запущен, но саботируется на местном уровне), и увольнение директора действительно в компетенции губернатора, но здесь идет речь не о смене должностного лица, а о полном пересмотре концепции развития музея. Вряд ли Меняйло и даже Белавенцев вправе по своему усмотрению предпринимать столь радикальные шаги.
В этом есть явная подмена понятий. Получается, что собор XIX века — это святыня «Херсонеса», а находящийся под ним древний храм — нет. Городище, по которому ходили воины Владимира и которое пока не исследовано даже наполовину как археологический объект, тоже в разряд святынь не попадает. Железная палатка-ротонда в честь тысячелетия крещения — святыня, а купель, где, возможно, крестился князь и его дружина вроде как ни при чем, просто старые камни. Ну а античным памятникам на православной святыне и вовсе делать вроде бы нечего.
Хочется верить, что все произошедшее — лишь следствие некомпетентности местных чиновников. «Губернаторская власть хуже царской», говорят в Херсонесе. Похоже, только вмешательство федерального правительства может восстановить справедливость. А пока город бурлит, научная общественность страны в шоке, заграничные коллеги сочувствуют или злорадствуют. Сотрудники музея ждут решения Москвы и готовят публичные протестные акции. Впрочем, есть надежда, что до этого дело не дойдет.
Дозвониться в пресс-службу вечером в четверг, 30 июля, мы не смогли. На сайте правительства города висит новость по поводу назначения. В частности, в ней говорится: «Принятое решение он (губернатор — прим. «Ленты.ру») оценил как самый правильный вариант, учитывая определенные противоречия между музеем и храмом, находящимися на территории заповедника. Сергей Меняйло убежден, что Херсонес является не только музеем. (…) Аналоги, когда исторически значимыми, святыми местами управляют духовные лица, в России есть: Соловецкие острова, Сергиев Посад».
Это не Майдан – это Севастополь
(статья и видео) http://an-crimea.ru/page/news/116934/
сайт: Пульс Севастополя
В 1892 году на территории древнего городища был основан археологический музей, превратившийся позднее в крупное научное и культурное учреждение – Национальный заповедник «Херсонес Таврический». Общая площадь заповедника составляет около 500 гектаров. Самостоятельными экспозициями под открытым небом являются собственно городище Херсонеса, средневековые крепости Каламита и Чембало.
Основой заповедника является сложного профиля музей, экспозиция которого объединяет в себе три современных типа музея: археологический, исторический и типологический. Музейная экспозиция в двух зданиях соответствует двум историческим эпохам: античной и средневековой. Музейное собрание насчитывает более 200 тысяч экспонатов, многие из которых являются уникальными.
История создания музея была очень драматической, что неудивительно в городе, перенесшем две обороны и гражданскую войну. Впрочем, бездумное разрушение исторических памятников началось еше в 18 веке, в первые годы создания Севастополя.
Павел Сумароков в 1799 году писал: «… повезли из него мрамор, каменья, столбы, карнизы. Севастополь всем одолжен до последнего камушка древнему Херсонесу … В Херсонесе Ахтиар ископал все свои украшения». Сумароков писал, что по руинам города невозможно было передвигаться из-за нагромождений камней, и в Севастополь их вывозили на грузовых повозках беспрестанно.
Российский офицер, известный любитель древностей Захарий Аркас, описывавший Херсонес в 1840-х гг. отмечает как нечто обычное, что большая пристань у древних западных ворот была разобрана для строительства в Севастополе городской бойни. В анналах истории накопилось большое количество подобных высказываний, но за недостатком места завершим восклицанием швейцарского ученого Ф. Дюбуа де Монпере, посещавшего Крым в 1832 и в 1834 гг., — «Первый день Севастополя был последним днем Херсонеса!»
Mожно было бы отнести все вышеперечисленное к эмоциональности пишущих, но последними архивными изысканиями документально подтверждено, что расхищение древних руин отнюдь не было делом частным, оно было поставлено и организовано в широких масштабах военными властями. Камень вывозили на лодках, баркасах, повозках, запряженных волами, и продолжалось это десятилетиями!
С 1816 по 1833 г. командиром Черноморского флота был адмирал Алексей Самуилович Грейг, шотландец по происхождению, человек энциклопедически образованный, почетный член Петербургской Академии наук. Его заслугой, помимо совершенствования флота, развития кораблестроения, науки и техники, было изучение и сохранение древностей Крыма. Ему же принадлежит мысль о сооружении в Херсонесе памятника крещению князя Владимира.
Возникновение «Склада местных древностей» относится к 1892 году, когда при перепланировке монастырской территории был снесен небольшой сарай близ Владимирского собора, где Косцюшко хранил находки. Наскоро возведя несколько простых строений на берегу Карантинной бухты, он устроил в них экспозицию, которая делилась на античную (классическую) и средневековую (византийскую). Строения «Склада … » образовали просторный дворик, где экспонировались крупные находки, причем из различных архитектурных деталей Косцюшко составил во дворике христианскую базилику, в том виде, в каком они экспонируются в наши дни, будучи найденными in situ. Рядом были устроены навесы, под которыми разместились огромные глиняные бочки, жернова, керамические водопроводные трубы и пр.
В музее бывало много посетителей, особенно в летний период, имелась «Книга отзывов», Карл Казимирович или кто-то из его помощников проводили экскурсии — «давали объяснения». Тут же, при музее, с разрешения ИАК, Косцюшко соорудил себе квартиру, нашлось место и для библиотеки, в которой, кроме книжных шкафов располагались и витрины с монетами. С 1903 г. бессменным помощником Косцюшко стал Мартин Иванович Скубетов, чертежи которого украшают все издания ИАК и многие другие книги по истории Херсонеса.
В 1978 году на базе Херсонесского музея был создан государственный заповедник, в задачи которого входит охрана, исследование и популяризация не только Херсонеса, но и его округи — древней аграрной территории (хоры), средневековых крепостей Каламита и Чембало, множества памятников археологии в административной зоне Севастополя.
Основу любого музея составляют его коллекции. Коллекции Херсонесского музея более ста лет формировались из археологических находок в городе и округе. Только небольшая часть музейных коллекций попадает в музейные экспозиции, но это, как правило, лучшие вещи, с помощью которых можно рассказать об истории Херсонеса, о религии, культуре и быте его жителей.
Кроме традиционных музейных залов существует еще экспозиция под открытым небом — руины самого города, по счастью не застроенные в новейшее время, — улицы, дома, храмы.
Заповедник надзирает и за памятниками археологии, которые находятся на территории Севастополя, но в состав заповедника не включены. А число памятников археологии здесь с трудом поддается учету: курганы разных эпох и народов — большие и малые, заброшенные земледельческие террасы на горных скалах, мегалиты и гробницы из каменных плит – каменные ящики легендарных тавров, замшелые камни развалин давно забытых городищ и селений, заросшие дороги, ведущие неведомо откуда и куда, следы зимних стоянок степных кочевников в долинах предгорных рек и летних пастушьих лагерей на горных пастбищах-яйлах…
03.08.2015 г.
Партия Ветеранов России Севастополь

 

Оставить свой комментарий

Рубрики
Наверх