Президент России, «русская мечта» или незаданный Севастополем вопрос

Дата: 14 Июнь 2015 Рубрика: Основная рубрика Комментарии: Нет комментариев

Интернет, как огромный бушующий океан, выбрасывает порою на свой «берег» весьма любопытные и причудливые «камни знаний»… «Google помнит обо всем!» Не прошло и пары месяцев, как из его глубин нежданно-негаданно всплыли вопросы, подготовленные городом-героем Севастополем к Прямой линии с Президентом РФ Владимиром Путиным 16 апреля 2015 года, чтобы быть озвученными на весь мир с набережной Приморского бульвара.

1363713987_11_page_5_image_0002-200-280Когда накануне, 15 апреля, объявили, что Севастополь не станет, как обещалось, местом прямого включения, это сразу вызвало кривотолки и даже митинги. Начальник городского управления связи и информационных технологий Вадим Дворяненко безуспешно объяснял, что связисты Севастополя были готовы организовать прямое включение. Но то ли они не справились с обеспечением трансляции на монитор «Российских сетей вещания и оповещения» без отставания по времени, то ли были иные — не технические! — причины… Как бы там ни было — но «отбой» из федерального центра поступил, а прямое включение на сей раз перенесли в Крым. И про кем-то тщательно отсепарированные вопросы тут же забыли!

Казалось бы, ну, не задали их — и не задали. Какая тут может быть интрига? Не каждому из 85-ти регионов два года подряд выпадает такая возможность. Ан-нет! «Всплывшие» в интернете «вопросики» оказались весьма любопытными отнюдь не с точки зрения заложенной в них глубокой авторской мысли… А в большей степени — их закадровым смыслом.

Итак, вопросов, которые нашему региону «утвердили», чтобы стать публично заданными Владимиру Владимировичу, оказалось три. Сразу оговорюсь – ни один из них мне не «показался». Они вышли какими-то несевастопольскими и, если хотите, ненастоящими.

«Мы никак не преодолеем наследие царского, а затем «социалистического» патернализма и игры с народом во взаимную любовь. Старая формула российской власти — «хлеб и водка в обмен на лояльность» — действует у нас до сих пор. В романе Льва Толстого «Война и мир» есть сцена «единения» Александра I c народом на пике патриотического подъёма 1812 года, вызванного началом войны с Наполеоном. Выйдя на один из кремлёвских балконов и увидев внизу, на Ивановской площади, восторженную толпу «простого народа», государь стал кидать вниз бисквитные печеньки, которые ему услужливо подавал на блюдечке кто-то из свиты. А народ с криками восторга стал давиться под балконом, подбирая царскую милостыню», — написал на днях Вячеслав Костиков, бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина, а ныне директор аналитического центра Издательского дома «Аргументы и факты».

«Сегодня эта сцена вызывает только стыд. Стыд и за власть, и за народ», — сделал он свой неутешительный вывод. К сожалению, к такому же нельзя не прийти относительно «севастопольских вопросов».

Первый был такой — «Уважаемый Владимир Владимирович, благодаря мощной поддержке государства семьям и матерям, рождаемость в нашей стране существенно возросла, но у нас катастрофически не хватает детских садов. Только в Севастополе в очереди 4000 детей. Просим Вас поддержать нас и содействовать строительству новых детских садов. В Севастополе многодетных семей более 1500, мы Вас очень любим!»

Тема детсадов, разумеется, одна из самых животрепещущих! Но вопрос при ближайшем рассмотрении оказался со «вторым дном», и, очевидно, что был «заточен» далеко за пределами нашего города. В пику ему севастопольская «формулировка» горделиво донесла б до всей страны уровень достигнутой в Севастополе рождаемости, оказавшийся самым высоким по России! Местный не ошибся бы в цифрах, зная, что в очереди на детсады записаны не 4 тысячи, а вдвое большее число нашей малышни…

Что это — элементарный чиновничий «прохлоп» или в угоду федеральному центру заниженная статистика? Хотелось бы взглянуть на того, кто бы мог стоять возле гигантского экрана на фоне памятника Затопленным кораблям по эту сторону «Прямой линии с Президентом». Почему-то рисуется «светлый образ» в меру затурканной, с головой погруженной в бытовые и семейные «заморочки», многодетной, но симпатичной мамаши. От которой и требовалось-то, что вымученно-РАДостно улыбнуться на финальной фразе «мы вас любим»… Приписанной, наверное, позже? Чьей-то «заботливой» рукой?

Второй вопрос был тоже слишком ненатурально припудрен приторными оборотами. Чересчур много восклицательных знаков и заглавных букв выглядели явным перебором: «Здравствуйте уважаемый Владимир Владимирович! Благодарим Вас за Севастополь и Крым. Честно! Хоть камни с неба — мы рады Жизни в Великой России! Мой вопрос касается газификации. На территории Севастополя в Байдарской долине находятся 14 сел, ни одно не газифицировано. Вокруг сел растет реликтовый лес. Наш народ сознательный, мы бережем достояние Крыма, а топить дома зимой надо, уголь подорожал вдвое. Просим взять под контроль вопрос газификации».

Так о газификации ли намеревался спросить так и не ставший общероссийской телезвездой севастопольский «простой селянин»? Стоило ли ему так напыщенно тужиться, чтобы под эколого-газовым соусом пропеть вовсе не нужную Путину РАДостную осанну в духе северо-корейских восхвалений Великому Чучхе?

Не надо быть великим аналитиком, чтобы понять, из чьих уст должен был звучать третий вопрос. Достаточно лишь одного прочтения: «Владимир Владимирович! Вот уже 9 месяцев у нас в городе действует Общественно-экспертный совет при Губернаторе Севастополя, который объединил в инновационный социальный проект большинство активных жителей и практически реализует идеи объединения общества и власти на принципах взаимной солидарной ответственности. Наша миссия: от «русской весны» к «русской мечте»! Что для Вас «русская мечта», Владимир Владимирович?»

Думаю, ни от кого не ускользнуло слишком явное желание использовать площадку «Прямой линии» для пиара собственного вполне рядового общественного объединения, провозглашенного непонятно почему «инновационным»?

Более того, человек — к всеобщему везению оставшийся за кадром! — посредством своих напускных столичных замашек не постеснялся бы перед Президентом и всей Россией отнести десятки тысяч севастопольцев к какому-то меньшинству? И лишь только на том основании, что некоторое количество пассионариев с явно завышенной личной самооценкой, уже во что-то там «объединились» и самонареклись «большинством активных жителей» Севастополя? Да к тому же без всякого зазрения облекли свой одиозный ОЭС некими, только им ведомыми, «миссиями»? Ну, не перебор ли?

И, наконец, главное: вряд ли человек, которого делегировали задать непростой — а может даже и провокационный! — вопрос о «русской мечте» Президента, глубоко вникал в его неплощадной, глубоко личный, а может даже и интимный характер? Не стану утверждать, что кто-то намеревался загнать в тупик Владимира Владимировича столь неоднозначным вопросом. Рискну предположить, что речь шла о тривиальном – забегая вперёд, «застолбить» монополию, получить некий патент, право на приватизацию толкования «русской мечты».

Давайте здесь разбираться подробнее. Рефрен «русской мечты», не будучи даже обряжен в какие-то воспринимаемые и внятные образы, уже пару месяцев стал в Севастополе предметом активного «продвижения на медиа-рынок». А в последние пару недель – дистанционного спора и даже подковерного торга. Наперегонки слишком многие — чтобы это было простым совпадением! — принялись вырывать данную «мечту» друг у друга. То с ней носится в местном «телевизоре» одиозный председатель того самого Общественно-экспертного совета, к которому, судя по последнему несостоявшемуся заседанию Координационного совета комиссий ОЭС, Губернатор Севастополя явно охладел. То её «седлает» севастопольский писатель Платон Беседин, посвящающий «русской мечте» свои высокопафосные манифесты в федеральной прессе и другие, более невнятные по жанру, опусы – в СМИ помельче.

Так что происходит под севастопольским небосводом? Поводом взяться за написание этой статьи послужила местечковая акция в духе «цветика-семицветика», разрешенная тем не менее властями на главной площади Севастополя в День России. РАДостные общественники всего-то навсего и предполагали, что облепить лепестками-желаниями «выращенное» ими бумажное дерево. Что вполне логично вписалось бы в антураж, например, детского парка «Лукоморье» или детского пляжа «Песочный». Но акцию почему-то пафосно нарекли «От «русской весны» к «русской мечте»» и приурочили к государственному празднику. Лёгкая детская забава – собственно, и рассчитанная на фактически привлеченных к ней детдомовцев из числа младших школьников – почему-то подавалась как знАчимая политическая акция севастопольцев.

Незамедлительно выложенные в Фейсбуке фотографии-отчеты вызвали у кого-то смешливые, а где-то и возмущенные комментарии, на которые вряд ли стоило всерьёз реагировать. Этого, собственно, и не делалось. До тех пор, пока речь не зашла о «приватизации» понятий. За «своё» тут же бросились в бой! Чего только стоит комментарий Олесии Романовой (в 2 часа ночи!): «…Платону Беседину тему обсуждения с названием «русская мечта» дали мы. После того, как ОЭС выработали себе миссию: от «русской весны к русской мечте!» И это появилось именно здесь, кто бы что ни говорил сейчас. Это все знают как и когда. …И если мы не объединимся и не создадим свою народную стратегию, путь развития и образ будущего, как вектор куда идти, за нас это сделают другие. Нам помогает правда, искренность и любовь к нашей России».

Вот такие провальные, на мой взгляд, акции, полные пафоса и непонимания сути вопроса. Тут вполне уместно было бы полюбопытствовать — а насколько люди, так много говорящие о «русской мечте» сами «догоняют» свой идеологический штамп, который они уже возвели – как оказалось! — в ранг «миссии»: «От «русской весны» к «русской мечте»!»?

На протяжении последних 100-150 лет «русская мечта» постоянно менялась. Взять хотя бы недавнюю историю. В первые послевоенные десятилетия главное чаяние – «лишь бы не было войны». Затем очень многие верили в «светлое коммунистическое завтра». А годов с 70-х ХХ века «коллективная мечта» стала склоняться к образу «потребительского рая». И в этом отношении мы долго идеализировали Запад, пока сегодня, наконец, не поняли, что и там всё далеко не гладко.

В последние годы считалось, что Россия утратила «энергетику большой цели», люди погрузились в свои частные проблемы, от которых государство практически самоустранилось. Решить квартирный вопрос, побольше зарабатывать, иметь доступ к хорошей медицине и образованию — вот что стало важнее всего. Очень сложно представить такой же общенациональный единый порыв к большой цели, как, например, в годы Великой Отечественной и после нее, во времена индустриализации или в годы освоения космоса. Поговаривали, что даже БАМ сейчас бы точно «всем миром» не построили. Но тут случилась «Руссая весна» и все устоявшиеся акценты вновь перемешались. Выяснилось, что мы опять готовы были слиться в едином патриотическом порыве. Но прошло полтора года и это духовное единение стало размываться, а «русская весна» — таять, как снегурочка. Потому так активно и начались поиски иных, других «мечт»…

Есть точка зрения, что на самом деле власть в любой стране не имеет никаких идеологических ценностей – это просто «обман трудящихся», а у политиков есть только лично-корпоративные амбиции и корысть — элементарная борьба друг с другом за самосохранение. И за финансы, безусловно. Тут вступает в силу закон вечного расширения своего влияния – «чтобы устоять надо бежать». А потому вся история человечества – это вечный передел власти и собственности. На самом деле, наша история всего лишь драма, а, зачастую, трагикомедия идей. И политики со всеми своими амбициями и корыстью всего лишь «играют» — как умеют! — свои роли в этой совсем не ими написанной пьесе.

Не бытие определяет общественное сознание, а творческие идеи. Творческие, нравственные, научные, технические или социальные идеи — к тому же далеко не «случайно приходящие» — формируют наше бытие…

Битву за одну из таких идей мы и лицезреем сегодня в Севастополе. Битву за неавторизованную пока идею, не наполненную конкретным содержанием и неясную по вектору её направленности. Но уже умело кем-то из столичных кукловодов эксплуатируемую на нашей местной ниве …

…Оборотившись ещё раз на непрозвучавшие в прямом эфире далеко не севастопольские вопросы к Президенту РФ, вдруг подумала: «А, может, и хорошо, что есть «в конторе» кураторы с мозгами, которые сие действо вовремя остановили? Чтобы нам не пришлось краснеть перед всей Россией за несевастопольские персоналии с их притянутыми за уши вымученными и несостоятельными идеями»…

Ирина Остащенко

Партия Ветеранов России Севастополь

по материалам: ЕдиноРоссы Севастополь,  «INFORMER»

 

Оставить свой комментарий

Рубрики
Наверх